Розділ 23. ЧАСИ
СВІТЛИХ КНЯЗІВ

ВРЕМЕНА СВЕТЛЫХ КНЯЗЕЙ.

Для того чтобы восстановить полтора—два века истории Края, предшествовавшие появлению на политической карте Европы державы с названием Русь, историки долгое время довольствовались летописными сообщениями, иностранными хрониками да путевыми записями арабских купцов. Свидетельств этих немного, они немногословны, а порой запутаны и неоднозначны. Романтический образ той эпохи сохранили легенды о жестоких князьях, мудрых и коварных волхвах, могучих богатырях и неописуемых красавицах.

Археология, не претендуя на глобальное восстановление исторической картины во всей ее полноте, все же сумела предложить довольно внятные версии о том, где и как жили восточные славяне накануне образования государства, чем занимались, с кем торговали и с кем воевали. Порой элементарное картографирование древностей или установление их точной датировки вносило серьезные коррективы в изощренные построения историков.

Где «сидели» славяне

Еще в школе на уроках истории мы узнавали и пробовали заучить названия древних славянских племен, расселившихся на землях Края и за его пределами: древляне, уличи, тиверцы, бужане, волыняне, кривичи, дреговичи, хорваты, северяне, и, конечно, поляне. Но вряд ли даже наши учителя смогли бы толком объяснить, чем уличи отличались от полян, кроме места расселения или поподробнее описать, как выглядело то или иное племя. Розташування пов'язаних з слов'янами археологічних культур на землях Краю, VII-IX ст.

Впрочем, этого, пожалуй, не смогли бы сделать сотни лет тому назад ученые монахи, записывая летописи в тиши киевских, черниговских, новгородских и прочих монастырей на землях огромной державы, по сути — империи под названием Русь.

Как сообщает летопись, «… славяне пришли и сели по Днепру и назвались полянами, а другие — древлянами, потому что сели в лесах, а другие сели между Припятью и Двиною и назвались дреговичами, иные сели по Двине и назвались полочанами.… Те же славяне, которые сели около озера Ильменя, назывались своим именем — славянами, и построили город, и назвали его Новгородом. А другие сели по Десне, и по Сейму, и по Суле, и назвались северянами. И так разошелся славянский народ»…

В этой записи оказались совмещены сразу несколько событий имевших место в разное время, а кое-какие пропущены. Но в конце VII, а особенно в VIII веке славянские племена — дреговичи, кривичи, словене, вятичи, радимичи и на самом деле двинулись в края, с древнейших времен населенные балтскими и финно-угорскими племенами.

Теперь эти места находятся на территории стран, которые называют Белоруссией и Россией. В современной Латвии можно услышать непривычное славянскому слуху название одной большой соседней страны — «Кревия». Так местные жители (не славяне), кое-кто из предков которых в давние времена был в числе подданных полоцких князей, именуют Россию. Потомки финно-угорских аборигенов имеют в составе Российской федерации автономные республики — к примеру, КарелоФинскую или Мордовскую. А вот потомки словенского племенного союза, некогда занимавшего огромные территории, свою государственность в XV веке утратили. И только историки порой приводят полное имя их столицы — Господин Великий Новгород.

С территориями расселения отдельных из упомянутых племен можно весьма приблизительно соотнести разве что границы некоторых областей современной Украины. Например, Киевской и севера Черкасской — с полянами, Житомирской — с древлянами, Черниговской, Сумской, частично Харьковской и Полтавской — с северянами. Ныне некоторые племенные территории поделены между областями. К примеру, стольный Киевград как отхватил знатный кусок от древлянских владений тысячу с лишком лет тому назад, так до сих пор и удерживает. Разве что жители Коростеня на Житомирщине помнят о былом величии града Искоростеня, столицы могучей Древлянской земли и собираются судиться с киевскими властями за былые обиды и убытки, причиненные во времена княгини Ольги (но это уже другая, более поздняя история).

Археологам полтора века назад пришлось начинать едва ли не на пустом месте — в том смысле, что тогда мало кто представлял себе, как выглядели керамика, жилища, другие предметы обихода летописных полян, словен, тиверцев, не говоря о северянах или уличах с кривичами и древлянами. Тем не менее, где-то к середине ХХ века удалось найти следы многих сотен славянских поселений, раскопать многие древние городища и некрополи, а в результате — выделить несколько археологических культур, создателями которых были упомянутые в «Повести временных лет» славянские племена. Керамика, ювелирные украшения, типы жилищ и укреплений — все это, будучи надлежащим образом систематизированым, сложилось в довольно стройную картину. В результате сегодня стало возможным реконструировать быт и даже нарисовать красавиц в характерных для полян, древлян, волынян, северян нарядах и украшениях.

Названия же археологических культур — «волынцевская», «роменская», «Луки-Райковецкой» — естественно, не имеют ничего общего с летописными названиями племен. Археологическая картина эпохи славянских племен, кстати сказать, заметно отличается (что вполне естественно) от той, что нарисовал Нестор. Ведь уже в его времена былые границы между племенными союзами были давным-давно порушены. Оно и не удивительно: древние вождества — это структуры, в первую очередь, политические. Ну а темп и напряжение политической жизни вовсе не обязательно соответствуют ритму изменений культуры материальной.

Северяне: две культуры на одно племя

Оказалось, что есть племенное объединение представленное сразу двумя археологическими культурами. Правда, существовали они последовательно и имеют, как оказалось, весьма сложную историю. Более древняя из них — культура волынцевская, подробнее о ней речь пойдет в следующей главе1.

Вид на городища "Малий Балкан" і "Великий Балкан" поблизу с. Ніцаха на СумщиніВажно то, что ее признают как один из компонентов сложения культуры роменской (одно время ее именовали еще роменско-боршевской), которая охватывает земли летописных северян VIII—X веков. Ее следы были обнаружены на территории многих населенных пунктов Левобережья. Оказалось, что у истоков таких современных городов, как Новгород-Северский, Чернигов, Любеч, Путивль, Ромны, Рыльск, Полтава, Опошня и даже Харьков стоят летописные северяне. А это значит, что славянская страница их истории начинается больше тысячи с лишним лет тому назад. Просуществовала роменская культура до начала XI века, когда постепенно стала растворяться в глобальной, древнерусской.

Роменцы-северяне построили немало мощных городищ на высоких речных берегах. Для этого использовали мысы с достаточно крутыми склонами. Часто городища располагались неподалеку, группами. Два таких городища стали объектом исследований у села Ницаха. Весьма интересно местное название этих городищ: «Малый Балкан» и «Большой Балкан». Возможно, эти наименования хранят память о тех далеких временах, когда племя северян и в самом деле обитало на Балканах, у границ Византийской империи?

Мысы, на которых располагались оба городища, были перегорожены высокими валами. Основу валов, их ядро, складывали из камней. Они служили каркасом, который удерживал земляную насыпь и не давал ей сползать. Перед валом был вырыт глубокий ров. Собственно вынутая из него земля и использовалась для отсыпки вала. Первоначально отступив от края рва, поставили деревянные стены из колод, закрепленных вертикально вкопанными бревнами. Нижнюю их часть присыпали землей, выброшенной изо рва. Когда эту стену сожгли (не обошлось, вероятно, без вражеского нападения), вал подсыпали в высоту, а на его гребне поставили частокол. Вход сделали не по центру, а сбоку вала, да так, что незваный гость непременно должен был подставить правый, незащищенный щитом бок стрелкам, расположившимся на валах.

            На территории между городищами располагалось поселение, обитатели которого имели возможность спрятаться за валами и стенами крепости в случае нападения. Судя по находкам, эти городища дожили до времен Руси и даже монгольского нашествия в XIII веке. Находка на поле, то есть на месте поселения серебряной монеты времен Золотой Орды говорит о том, что этот населенный пункт пережил даже это лихолетье. Судя по раскопкам вала, первый раз враги сожгли городище во времена роменской культуры, однако оно было отстроено и еще долго защищало местных жителей.

Городища, построенные северянами, по мнению археологов, были не только крепостями, но и административными, племенными центрами. За роменской археологической культурой, таким образом, просматривается не только некое культурное, но и политическое единство, достаточно многочисленный племенной союз — вождество. Объединение же племен Левобережья именовалось «северами», «северянами».

Из жизни простых северян

Поселения, расположенные под охраной городищ, застраивались полуземлянками. Такая постройка (вошедшая в отчет, как жилище №6), была раскопана у городища Малый Балкан2. Она располагалась на удалении от укреплений — видимо, пространство перед ними сознательно было оставлено не застроенным. Ее остатки удалось обнаружить на глубине 60—70 см от поверхности. Это было пятно темного грунта, выделявшееся на фоне окружающего желтого суглинка. Размеры древнего котлована, квадратного в плане, достигали 4,9´4,9 м. Вдоль стен сохранились вырезанные в глине выступы шириной 40—60 см.

К одному из них примыкала печь, тоже вырезанная из материковой глины. Это было довольно большое, как для такого помещения устройство, размерами 1,7´1,42 м. Толщина стенок достигала 30 см. Возле устья печи обнаружена припечная яма, уровень дна которой находился ниже уровня печного пода. Это — «рабочее место» хозяйки дома во время приготовления пищи.

Ліпний сосуд роменської культури, прикрашений відбитками штампа з шнуромВдоль стен найдены следы столбов, некогда составлявших каркас постройки. В заполнении котлована найдены фрагменты керамики, в том числе роменской культуры, мелкие изделия из железа, потерянные хозяевами и втоптанные в пол. Само жилище было углублено в землю (если считать от древнего горизонта) не более чем на метр. Похоже, это сделано было ради того, чтобы вырезать из материковой глины печь. Рядом с жилищем были раскопаны остатки хозяйственных помещений. Стены котлованов землянок роменцы-северяне облицовывали деревом, пристраивали сени. Двухскатная крыша жилищ имела земляную кровлю. Печи вырезали из глиняного останца или же по старой, еще «волынцевской» традиции складывали из глиняных вальков.

Следов пожара при раскопках жилища №6 в Ницахе не найдено. Если даже эта постройка сгорела, отстраивавшие поселение люди убрали все следы пожарища. Остатки этой постройки были перекопаны ямой более позднего времени. Однако находки в некоторых местах развалов горшков могут быть свидетельством того, что однажды это селище было разрушено, а вот битую посуду убирать почему-то никто не стал.

Роменская керамика — горшки, кружки, миски, сковородки — напоминает по форме волынцевскую, особенно горшки с высокими венчиками. Зато на плечиках горшки имеют совершенно уникальный для той эпохи орнамент из оттисков шнура. Этот стиль заставляет вспомнить далекое наследие бронзового века, культуры шнуровой керамики. Керамика преимущественно лепная, однако со временем появляются изделия, которые явно подправляли на гончарном круге. А на некоторых горшках встречается имитация следов изготовления на круге — вероятно, такие изделия считались более престижными.

Роменцы были знакомы с посудой, изготовленной на гончарном круге, не понаслышке. К ним попадали кувшины и горшки, изготовленные аланскими гончарами. Найдены во время раскопок не только фрагменты, но и развалы больших амфор для вина. Правда, такие находки связаны преимущественно с городищами.

Наличие сковородок в керамическом комплексе связано вовсе не с приготовлением отбивных или яичницы. Они были необходимы для того, чтобы поджарить зерно — ведь основной зерновой культурой, как и в древние времена, оставались пленчатые пшеницы. Зато для получения муки северяне вместо прадедовских зернотерок стали использовать жернова.

Могильники роменской культуры располагались неподалеку от поселений. В некоторых местах сохранилось более сотни насыпей, сконцентрированных на относительно небольшой площади. Высота курганов достигает одного—полутора метров при диаметре 10—14 м. Перед захоронением покойников кремировали, прах собирали в большие горшки, которые помещали в верхней или средней части насыпи кургана. Найдены также места захоронений, вообще не отмеченные насыпями.

Славяне на донецком городище

Интересно, что материалы роменской культуры были найдены на территории городищ, основанных еще в скифское время. Поскольку значительные исследования тут не проводились, не установлено, восстановили ли роменцы-северяне древние крепости или просто поселились, скрываясь за высокими валами от посторонних глаз.

Будівлі та залишки укріплень доби роменської культури на Денецькому городищі (за Б.А. Шрамком)Исключение составляет городище, расположенное на речке Донец в окрестностях Харькова. На нем во время раскопок удалось найти следы присутствия довольно многочисленного славянского населения. На раскопанном участке были исследованы остатки типичных для роменской культуры построек. Они располагались вдоль прямой улицы, с интервалом от 4 до 10 метров. Таким образом, застройка была хотя и усадебной, но довольно плотной.

Некоторые усадьбы насчитывали по две постройки, расположенные в метре одна от другой. По-видимому, стены были облицованы деревом. В одном случае удалось найти остатки оконного проема. Размеры жилищ стандартные, в среднем 4´4 м. Одно из строений имело стены каркасной конструкции. От них сохранились остатки глиняной обмазки с отпечатками деревянных конструкций. На самом дне котлованов был обнаружен слой угольков — не то остатки сгоревшего перекрытия, не то деревянного пола. Крыши устраивали как двускатные, так и односкатные. Отапливали дома печами, вырезанными из глиняных останцев, оставленных в котлованах при строительстве.

Удалось исследовать также остатки укреплений того же времени, что и описанные выше постройки. По гребню вала в древности были вкопаны попарно столбы, удерживавшие горизонтально уложенные бревна. Эта архаическая конструкция напоминает фортификации Зимновского городища на далекой Волыни, уходя своими корнями в эпоху славянского единства.

Керамику обитатели городища обжигали в специальной печи — горне. Ее остатки были раскопаны вблизи жилищ. Найдены даже ямки от столбов, которые поддерживали навес, защищавший сооружение от дождя и снега. Одновременно в печи можно было обжигать по 20—30 горшков, так что посуду здесь делали явно не для одного хозяйства. Вокруг горна найдено немало бракованной и битой керамики.

Северяне застроили Донецкое городище еще в VIII веке. К этому времени относится находка серебряной табаристанской монеты 780 г. Жизнь здесь продолжалась также в конце IX века — найден арабский дирхем этого времени. Есть также выполненное какими-то местными умельцами подражание дирхему начала Х века. Расположенный не очень далеко от Салтовского городища, этот населенный пункт вряд ли бы выжил, не подчинись северяне своим более сильным соседямхазарам. Однако в Х веке город все же был взят штурмом и сожжен. Причем сгорели не только жилые постройки, но и укрепления.

Это был не случайный пожар, а военная акция, внезапное нападение. В жилищах осталась посуда, вещи домашнего обихода. Даже гончарную печь не успели разгрузить от готовой продукции. А на крепостном валу обнаружили саблю — характерное оружие кочевников начала Х века3, то есть времен Вещего Олега. Впрочем, холодное оружие (как и монеты) в те времена могли служить своим хозяевам, переходя из рук в руки, десятилетиями. Так что разгром Донецкого городища вполне можно было бы датировать всей первой половиной Х века.

За это время славяно-хазарские отношения последовательно ухудшались — не без участия окопавшихся в Киеве русов. Зная летописные сообщения, можно на выбор предложить несколько версий имевших место событий.

Могло случиться так, что обитатели городища, понадеявшись на защиту киевского князя, а Вещий Олег, как следует из летописи, сделал им такое предложение, перестали платить дань каганату. В результате обитатели далекого от Киева населенного пункта оказались один на один с карательной экспедицией, посланной из расположенных под боком пределов Хазарии. Олег, разумеется, со временем восстановил справедливость и наказал, как сумел, «неразумных хазар», но было уже поздно.

Однако, раскопки показали, что город и его укрепления в том же Х веке были восстановлены. Он просуществовал до XIII века, когда вновь был сожжен. О том, кто восстановил город, споров нет: в культурном слое найдена древнерусская керамика. Это могли сделать только люди из Киева.

У князя Олега приоритетом, как известно, было выяснение отношений с Византией. Походы на Константинополь, торговый путь по Днепру давал больше выгод, чем война с каганатом в бескрайних степях. А вот другой борец с хазарской опасностью, потомок Рюрика, князь Святослав, воевал с Хазарией более основательно. Среди его союзников были кочевники-печенеги. Именно им могла принадлежать найденная среди остатков укреплений сабля. Впрочем, сами дружинники киевских князей тоже не брезговали подобным оружием, о чем говорят находки сабель в погребениях.

 Именно у князя Святослава были время и желание расширить пределы своей державы, причем не только на юг, но и на восток. После похода в земли северян он возложил на них «дань легку», как записал летописец. Как показывает пример Донецкого городища, так считали далеко не все северяне. Однако с Хазарией киевский князь воевал успешно. Для него восстановление Донецкого городища означало сооружение важной пограничной крепости на новых рубежах Руси.

Северяне и Хазария

Если считать по числу городищ, то северяне построили их больше, чем иные «летописные племена». На их территории таких укрепленных поселков уже лет десять тому назад насчитали 92! Это при том, что у полян и древлян, вместе взятых, не набирается и полусотни.

Северянские укрепленные поселки располагались приблизительно так же, как и городища скифского времени за тысячу с лишним лет до того. Ведь стратегия борьбы с кочевниками с тех пор существенно не изменилась. Вдоль течения впадающих в Днепр рек расположилось целых три линии городищ, четвертая — по Десне. Три крепости, среди них и Донецкое городище, противостояли огромному населенному пункту у Верхнего Салтова4.

Схема розташування городищ роменської культуриОднако, ни масштабы объединения северян, ни мощные крепости не спасли от подчинения и выплаты дани хазарам. Слишком близко находились их земли к пределам могущественной империи и очень уж неравны были силы. Ведь каганат, даже потерпевший поражение от арабов, был достаточно силен, чтобы установить контроль над отдельным, пусть даже относительно обширным и многолюдным, славянским вождеством. К тому же, первое время после проигранной войны, Хазария отчаянно нуждалась, причем буквально во всем.

Та война сорвала множество людей с насиженных мест в Предкавказье. Были покинуты не только цветущие города, но также и села, а значит кормившие их пашни, виноградники. Многие десятки тысяч подданных кагана остались не то, что без крыши над головой, без куска хлеба. И этот хлеб хазары, обратившие теперь взоры не на юг, а на северо-запад, смогли взять у более слабых соседей — северян и полян. Взяв дань один раз, в дальнейшем стали брать регулярно. И не только хлеб.

Впрочем, было бы преувеличением считать, что взаимоотношения каганата и северян сводились исключительно к грабежу и выплате дани. Имела место и торговля, о чем свидетельствуют находки серебряных монет на роменских поселениях, как отдельных экземпляров, так и кладов.    

Полновесные серебряные дирхемы, отчеканенные на землях, подвластных багдадским халифам, в те времена были самой ходовой (и самой твердой) валютой в землях Края. Их находят повсюду — и в больших городах: Искоростене, Киеве, Чернигове, и в маленьком Монастырьке. Порой эти монеты дают возможность довольно точно определить время жизни того или иного городища.

1                    Подробнее в главе «Страна полян, страна древлян».

2                    Подробно о раскопках вблизи с. Ницаха в книге: О. В. Сухобоков. Дніпровське Лісостепове лівобережжя у VIII—XIII ст. — К., 1992. — С. 152—163.

3                    Впрочем, А. Н. Кирпичников определил это изделие, как древнейшую из числа известных древнерусских сабель: А. Н. Кирпичников Древнерусское оружие// Свод археологических источников. — М., 1966. — Вып. Е36. — Ч.1. — С. 68.

4                    О городище у Верхнего Салтова рассказывается в главе «О селениях Хазарии».