Розділ 24. КРАЇНА
ПОЛЯН, КРАЇНА ДРЕВЛЯН

СТРАНА ПОЛЯН, СТРАНА ДРЕВЛЯН.

На правобережье Днепра и далее на запад — вплоть до Карпат, там, где летописец упоминает целых восемь племен, археологическая культура оказалась всего одна, не считая отдельных вкраплений культур с Левобережья. Назвали ее культурой Луки-Райковецкой, по имени урочища в нынешней Житомирской области, где были произведены первые раскопки. Потом выявили определенные региональные варианты, сложившиеся при участии ближайших соседей. Так со временем удалось определить облик материальной культуры некоторых «летописных племен» в этом регионе. Картина оказалась довольно сложной и интересной.

Раскопки на Райковецком лугу

Летописным славянским племенам правобережья Днепра (и не только) соответствует археологическая культура типа Луки-Райковецкой. Сохранилось несколько отчетов об археологических раскопках, которые проводились на эпонимном поселении еще в 1946—48 гг. Расположено оно на территории Житомирской области, которая, как известно, более тысячи лет тому назад была заселена славянскими племенами, название которых хорошо известно из летописей. Это — древляне.

Розташування згаданих в тексті пам'яток культур: волинецької і Луки-Райковецької. Умовні позначення: 1 - поселення; 2 - могильники (1-2 волинцевська культура); 3 - поселення (типу Луки-Райковецької)Время было тяжелое, послевоенное. Археологам даже пришлось вернуться к практике выполнения зарисовок найденного, вместо того, чтобы сделать необходимое число фотографий. Поэтому отчет, кроме чертежей, сопровождают сделанные во время раскопок немногочисленные карандашные рисунки.

На одном из них наскоро была запечатлена панорама долины, в которой протекает ручей, с десяток домиков среди деревьев на соседнем склоне. На переднем плане — несколько небольших раскопов, рядом — четыре дерева. Может быть, в тени одного из них в обеденный перерыв собирались археологи и обсуждали находки, сделанные во время раскопок. Раскопки тогда проводили летом, в июле—августе, так что отдыхать в тени деревьев наверняка было приятно.

Древнее поселение располагалось всего в полукилометре от городища, носящего имя Райковецкого. Поселок занимал небольшую возвышенность, окруженную заливными лугами. Возможно, в древности это был островок, окруженный протоками небольшой речушки или болотцем. Урочище именуется «Лука» — то есть «Луг», ЛукаРайковецкая — Райковецкий Луг.

Остатки древних построек были обнаружены на глубине всего 40 см от поверхности. В перекрывавшем их слое земли попадались многочисленные фрагменты разбитой посуды, слепленной вручную. Здесь были обломки горшков скифского времени, однако больше было другой посуды, тоже лепной, но более поздней эпохи.Горщик культури Луки-Райковецької

Одно из раскопанных жилищ было самой настоящей землянкой. Ее котлован вырыли в два приема. Вначале он представлял собой квадрат размерами 3,8´3,8 м. Когда строители прокопали его до глубины 1,3 м, то размеры уменьшили до 2,7´2,7 м. Потом прокопали еще порядка 30 см. Так получился котлован глубиной более полутора метров, с уступами вдоль стен.

Уступы образовали лежанки, которые были облицованы деревом. В юго-восточном углу располагалась печь, сложенная из камней, с обмазанным глиной подом. Ее размеры составляли 1,2´1,3 м, а толщина стенок около 30 см. Разбирая ее, исследователи выяснили, что в качестве строительного материала хозяйственными обитателями поселения были использованы остатки разбитых жерновов. А два кругляша пошли в дело почти целыми: из одного сделали заднюю стенку, а другим — перекрыли печь сверху.

В земляном полу было обнаружено несколько ямок от вертикально вкопанных столбов, входивших в конструкцию жилища. Над поверхностью земли оно возвышалось не более чем на пол метра. Крыша, скорее всего, была покрыта дерном и поросла травой, которая большее время года сливалась с растительностью окрестных лугов. На поверхности и летом, и зимой в урочище были видны только несколько небольших бугров, похожих на курганы. В те неспокойные времена такая маскировка была нелишней

В заполнении котлована было найдено множество фрагментов толстостенной лепной посуды, обломки железных предметов, несколько керамических пряслиц. Собственно, эта керамика и была положена в основу выделения новой археологической культуры, получившей наименование Луки-Райковецкой.

Одна культура на несколько «племен»

Географию распространения культуры Луки-Райковецкой помогут представить перечисленные ниже названия современных населенных пунктов, где найдены ее следы: Бакота, Рашков, Шумск, Григоровка, Канев, Монастырёк. То есть это земли от Поднестровья и Волыни до Среднего Днепра. Самый же южный пункт обнаружен на берегу Днестровского лимана, у с. Шабо. Всего в Украине было найдено более двух сотен пунктов. Среди них — поселения, укрепленные городища, могильники.

Впрочем, со временем оказалось, что территорией одной лишь современной Украины культура Луки-Райковецкой вовсе не ограничивается. Ведь на западе она заходит на территорию Молдавии, Румынии, а самый дальний пункт на юго-западе, так тот вообще находится на территории современной Болгарии, а на севере — на левом, белорусском берегу Припяти.

Хотя археологи предполагали, что в дальнейшем удастся выяснить локальные, так сказать племенные особенности, пока что в этом направлении особо продвинуться не удалось, маловато проводится новых раскопок. Порой в единстве этой культуры видят процесс консолидации славян в некое единое образование. Однако наличие зафиксированных письменными свидетельствами «племен» (и стоящих за ними политических структур) говорит об обратном.

Расселившись на значительной территории единые, вероятно, по происхождению группы населения, как раз разъединились и вновь создавали различные объединения, но не продвинулись дальше уровня сложных вождеств. Однако об этом немного позже.

Посуд культури Луки-РайковецькоїКогда строились поселения культуры Луки-Райковецкой, земли и леса хватало на всех. Поэтому выбирали самые удобные места: поближе к воде, чтоб рядом было дерево для строительства, а главное — вдоволь хорошей пахотной земли, столь необходимой для земледелия. Кстати, выбор славянских старейшин прошел апробацию временем, ведь множество современных сел и даже городов стоят на местах, выбранных предками более тысячи двухсот лет тому назад. Юбилеи многих летописных городов как раз и уходят так далеко в прошлое именно благодаря культуре Луки-Райковецкой.

Древние поселки были небольшими и насчитывали обычно 20—30 построек. На самых крупных насчитывалось до сотни строений, располагавшихся группами, порой выстраиваясь в некое подобие улиц. Застраивали их наполовину углубленными в землю жилищами (так теплее), которые сооружали из дерева. Кровлю крыли тесом, а чаще — слоем земли и дерна, старым, испытанным способом. Помещения отапливали по-черному, печами-каменками или печами, вырезанными из глины.

Вторая, после жилищ, визитная карточка культуры Луки-Райковецкой — посуда. Ее лепили преимущественно от руки, поэтому ни разнообразием, ни стройностью форм эти изделия не отличались. Разнокалиберные горшки, миски, сковородки — вот, пожалуй, и все. Изготовленная на гончарном круге местная посуда немногочисленна, зато при раскопках иногда попадается тара из-под «заморских» продуктов — амфоры для вина.

Впрочем, старославянская кухня особых разносолов не предполагала, а для приготовления каши все из той же полбы и пшеницы двузернянки, злаков традиционных еще для эпохи трипольской культуры, нет разницы, горшок лепной или же сработан на гончарном круге.

 Участки под поля, на которых выращивали эти злаки, вырубали преимущественно в непроходимых (в те времена) лесах. Подсека в первые годы давала приличный урожай, потом требовалась новая площадь. В итоге вырубка лесов шла постоянно, ведь дерево было основным строительным материалом для укреплений, домов, отопления. Его пережигали на уголь, необходимый для получения железа.

Когда же вырубили лес на берегах рек, расположенные в поймах поселения тали жертвой сильнейших паводков. Яркий пример тому — киевский Подол, где древние срубы — остатки домов времен Руси лежат местами на глубине до 10 метров от современной поверхности, замытые мощными отложениями речного песка. А до слоев так называемого раннеславянского времени здесь археологи вообще не смогли докопаться.

Кузнецы в те времена жили не на городищах, а на поселениях. Заказчиков там хватало. Ведь соседям нужны были наральники, ножи, серпы, косы, другие поковки. Производили также нехитрые детали вооружения: наконечники копий и стрел, боевые топоры. Порой при раскопках археологи находят на поселениях целые клады из инструментов и оружия, припрятанные в минуту опасности.

В поисках полян

Одно время летописных полян однозначно связывали исключительно с культурой Луки-Райковецкой. Это было вполне оправданно, ведь полагали, что поляне заселили преимущественно Среднее Поднепровье, его правобережье. Однако раскопки в нескольких местах дали неожиданные результаты. Оказалось, что не меньшее распространение в Приднепровье получила другая культура — Волынцевская.

Розкопки залишків будівель волицевської культури на епонімному поселенніОна имеет интересную географию: Киев, Ходосовка, Обухов, Сосница, Опошня, Стовпяги. Эпонимный памятник у села Волынцево расположен на Десне. Там были раскопаны и поселение, и могильник. То есть волынцевская культура присутствует в Поднепровье по обоим берегам Днепра и одновременно простирается на северо-восток Украины. Учитывая раннюю датировку — начиная с VII века, можно предположить, что ее носители успели в свое время немало попутешествовать в поисках подходящего для постоянного жительства места.

В качестве исходной для этой культуры числят культуру именьковскую, которая распространена на территории России. Так что вполне вероятно, что эта группа славян (или же какая-то ее часть) проделала в Поднепровье путь с востока на запад. Однако, как полагают, речь должна идти всего лишь о возвращении в родные края: дело в том, что истоки именьковской археологической культуры находят в культуре киевской, существовавшей в Поднепровье еще во времена готского владычества! Какая-то часть здешних обитателей предпочла укрыться в тяжелые времена на востоке — но вернулась назад в родные края, как только возникла такая возможность.

Вернувшись на прародину, именьковцы подались на север, на левобережье Днепра. Учитывая, что в тех краях лет через сто появится роменская археологическая культура, ее преемница, археологи поначалу сошлись на том, что в данном случае мы имеем дело с племенным объединением — скорее всего даже союзом племен, именовавшемся северянами.

Интересно, что северяне были замечены в свое время в Подунавье, во времена, когда славяне штурмовали византийское пограничье «по Дунаеви». Их пребывание там упомянуто в хронике Феофана под 671г., то есть накануне вторжения булгар под предводительством хана Аспаруха. Туда они попали из Поднепровья, и в Поднепровье же, по-видимому, вернулись. Возможно, это были те, кто не пожелал жить под булгарским владычеством.

За время странствий изменился облик материальной культуры, прежде всего — посуды. Керамика волынцевской культуры заметно отличается от изделий типа Луки-Райковецкой. И не только формой, ведь часть изделий сделана на гончарном круге и неплохо обожжена, имеет серый цвет. Когдато исследователи видели в этой посуде наследие черняховской культуры, однако между волынцевцами и черняховцами лежит несколько веков. Різець для роботи по дереву з поселення волинцевської культури

В последнее время все больше пишут о влиянии алан — народа из далеких степей, проживавшего (причем в немалом числе) в каное-то время на северо-западных окраинах хазарского каганата. То есть аланы «жили в полях», в степи (или же лесостепи).

Какое-то время предки носителей волынцевской культуры были их соседями. Вполне вероятно, что в состав племенного союза, оставившего памятники волынцевской культуры входили представители алан — скорее всего на уровне отдельных родов. Среди них было немало умелых ремесленников, которые, даже переселившись, продолжали изготовлять высококачественную керамику с применением гончарного круга и двухъярусных обжигательных горнов. Встречаются и самые настоящие импорты с территории распространения салтовской культуры: чаще всего это кувшины разных размеров.

Волынцевские горшки украшены на плечиках прочерченным волнистым орнаментом, а часть изделий имеет красивую, лощеную поверхность. На доньях многих горшков встречаются «клейма», подобные найденным на поселениях салтовской культуры. Поражает не только число типов керамических сковородок (их целых пять!), но и их количество — чуть ли не каждая из пяти находок посуды! Вероятно, это связано с какими-то, неизвестными нам особенностями местной кухни. Впрочем, керамические сковородки были необходимы, прежде всего, для тепловой обработки зерен пленчатых пшениц — иначе их приготовить невозможно. Дело это повседневное, так что билась такая посуда достаточно часто, что и объясняет многочисленность находок ее обломков.

Кстати, с теми же аланскими традициями связывают обычай сооружать печи из глиняных вальков. Интересно, что хранилища для запасов продовольствия — глубокие ямы — волынцевцы устраивали прямо в жилищах, а не рядом с ними. Часть посуды, вероятно, изготавливали не из глины, а из дерева. Во время раскопок одного из поселений обнаружен резец по дереву, использовавшийся для работы на токарном станке. Сам такой станок — устройство относительно простое. Известно, что порой умельцы устраивали его прямо в лесу — поближе к сырью.

Среди изделий из железа, которые находят на поселениях волынцевской культуры, попадаются обычные для поселений салтовской культуры мотыги. Найдены также характерные для кочевников трехлопастные наконечники стрел с короткими черешками.

Сокира з поселення волинцевської культуриПогребальный обряд у волынцевцев «общеславянский» — кремация. Прах помещали в самые обычные горшки, при этом в ход шла как лепная, так и сделанная на гончарном круге посуда. Такой набор был обнаружен и в могильнике, расположенном у с. Волынцево. Следует также отметить, что практически все исследователи, изучающие волынцевскую культуру, пишут о ее возможной этнической неоднородности. Кроме славянского и аланского компонентов в ее составе могли быть и другие, сохранившиеся от начала бурной эпохи великого переселения народов.

Интересно, что исчезновение волынцевской культуры на правобережье Днепра удивительным образом совпадает с событиями первой половины VIII века, когда Хазарский каганат потерпел поражение от полководцев багдадского халифа и обратил особое внимание на своих северо-западных соседей. Тогда, напомним, было разрушено Пастырское городище, а жившему севернее населению у Волынцева пришлось перебираться еще дальше на север, вдоль Днепра, а также в бассейны Десны, Сейма.

Вероятно, с теми событиями связаны клады золотых и серебряных украшений (например, Хорьевский клад, включавший подвески, гривны, антропоморфные фибулы, поясные бляшки), закопанные на разных поселениях.

После этих бурных событий на Левобережье Днепра волынцевская культура сменяется роменской (одно время ее именовали еще роменско-боршевской). Те же, кто остался на левом берегу, создают новое объединение с ближайшими соседями. Ими были носители культуры типа Луки-Райковецкой.

Вероятно, после этого некогда сильный своим числом и сплоченностью северянский союз разделился на две неравные части. Его название сохранилось за обитателями северо-востока. А те, кто остался на Днепре, должны были подобрать новое название. Возможно, именно тогда, где-то около середины VIII века на политической карте славянских вождеств появились столь любезные Нестору-летописцу поляне.