Розділ 25. МІЖ
КАРПАТАМИ І ДНІПРОМ

МЕЖДУ КАРПАТАМИ И ДНЕПРОМ.

Жизнь большинства людей на заселенных славянскими племенами землях в те далекие времена протекала преимущественно в пределах отдельного поселка или городища. И повседневные события были преимущественно скрыты от тех, кто записывал историю, будь то летописцы времен Руси или авторы византийских хроник и «Житий». Ни тех, ни других никогда не интересовало, как живут и чем занимаются простолюдины. Так что восстановление картин и подробностей жизни обычных земледельцев и ремесленников оказывается почти целиком зависимым от толкования результатов археологических исследований.

Многолетние раскопки, казалось бы, самых обычных селений, с небогатыми находками и самыми простыми жилищами, как раз и позволяют заглянуть туда, куда не падал взор древних авторов, и осветить иногда самые необычные, а порой не вполне понятные нам стороны бытия далеких предков.

О роли веревки в жизни славян

И в наши дни при раскопках не обойтись без такой вещи, как шнур, веревка. Она дает возможность относительно просто и прямой угол получить, чтобы правильно разбить раскоп, и, натянув шнур, добиться достаточно ровного его края или отметить место необходимого разреза. В результате археологических раскопок, во время которых на Днестре было полностью раскопано поселение пражской культуры (известное под названием Рашков-І) была выдвинута и обоснована гипотеза о том, что его строители также использовали веревки (в те времена это слово могло звучать иначе, вероятно, как «вервие») — для правильного определения места расположения нового дома. Это был важный обряд, имевший не только практическое, но и определенное символическое значение1. Розташування слов'янських городищ і поселень, заданих у тексті

Вообще же в древние времена веревку, клубок ниток весьма широко использовали и в строительной и в магической практике, особенно во время разнообразных обрядов, связанных с возведением новых построек — от выбора места для нового дома до новоселья. Многие из таких обрядов сохранились и по сию пору. К примеру, есть села, где при переходе в новый дом через открытую дверь вначале забрасывают клубок ниток, а члены семьи, держась за нитку, заходят внутрь — в порядке старшинства. Можно только гадать, из каких глубин прошлого происходит этот (далеко не единственный в своем роде) обряд.

В результате раскопок поселения Рашков исследователям удалось выяснить не только общее число жилищ, их конструкцию, планировку поселения, но также и время строительства каждого дома. Это дало возможность установить определенные закономерности, характерные для возникновения, строительства и существования поселка на протяжении жизни нескольких поколений его обитателей.

Поселок был построен на берегу Днестра, на довольно узкой террасе, ограниченной склоном плато и двумя ручьями. Общая площадь участка составляла на момент раскопок около 10 гектар. Гора защищала от ветра, а в ручьях было достаточно чистой воды. Так что место было выбрано неплохое, с учетом перспективы роста поселения.

Вначале были построены три группы жилищ, внутри которых в свою очередь наблюдается определенная система расположения построек. Поселок возник в первой половине VIII века и просуществовал на этом месте более ста лет. За это время он вырос, но так и не занял полностью всего доступного для освоения участка. Почему-то новые постройки теснились вокруг старых, да еще порой перекрывали места их расположения. Это означало, что для нового строительства порой приходилось разбирать старые дома.

Казалось бы, дело обычное, тем более что деревянные срубы и в самом деле могут быть недолговечными. При более внимательном изучении планировки оказалось, что такие перестройки не случайны и связаны скорее не с ветхостью строений, а с родственными связями их жителей. Определенные углы домов были словно связаны невидимыми линиями и находились в строго определенном месте на отмеренном расстоянии.

Инструментом для точного установления места строительства, как полагают, была веревка, длина которой определялась обстоятельствами закладки новой постройки. Закономерность расположения одновременных построек состояла еще и в том, что они были поставлены таким образом, чтобы не закрывать другим ту часть стены, к которой прилегает тыльная сторона печи. Ради соблюдения этого правила как раз и приходилось разбирать старые постройки. Условную «линию привязки», установленную с помощью натянутой веревки, также нельзя было застраивать ни в коем случае.

Группы построек на поселении могли принадлежать большим семьям. Таким образом, Рашков-І был некогда основан тремя—четырьмя такими семьями. Женихов и невест подбирали среди ближайших соседей, так что поселок, со временем, оказался связан родственными узами — так образовалась структура, которую исследователи именуют словом «клан».

Реконструйована Я.В. Бараном підсистема лінійно пов'язаних структур у розташуванні жител на ранньослов'янському поселенні Рашків-І. Умовні позначення: а - початково збудованні житла; б - друга черга забудови; в - житла, збудовані останнімиПо результатам анализа расположения и «привязки» построек вырисовывается следующий порядок жизни на славянском поселении. Вначале для новой семьи строился дом. Проходило 16—20 лет и дети достигали брачного возраста. Теперь наступал их черед «вить гнездо», место расположения которого привязывали к углу отцовского дома. Кто-то после смерти родителей оставался жить в старом доме. Однако их детям приходилось строить новый дом, поскольку старый приходил в негодность. Строились и дети отселившихся ранее их братьев и сестер — и все жилища в пределах большой семьи были связаны символической невидимой нитью, протянувшейся от угла к углу там, где пролегала перед началом строительства веревка.

Вероятно в момент определения места новой постройки для проживания родственников использовалась реальная веревка, превратившаяся в связывающую семью невидимую нить — узы родства. Такой обряд связывается с культом предков. Слово «веревка» имеет еще и скрытый смысл. В некоторых языках индоевропейской группы оно может иметь значение «семя», «потомство». Полагают, что этимология этих слов может быть возведена к единому источнику. Так что вполне вероятно, что идея возникла за тысячи лет до появления первых славянских поселков.

В древнерусских правовых сборниках, например в «Русской Правде», можно найти слово «вервь», также похожее на не раз упомянутое выше слово «веревка». Созвучность, полагают, не случайна. Ведь «вервью» именовали общину. Из анализа содержания некоторых статей вытекает существование системы фиксации родственных связей именно с помощью веревки-вервия. Важность определения родства определялась сложной системой имущественных отношений, связанной главным образом с разделом земли и правами на наследство.

При отсутствии паспортов и других, привычных для нас документов «следственный эксперимент» с веревкой, благодаря которой можно было восстановить систему привязки построек (а значит — степени родства их обитателей), мог стать немаловажным аргументом в тяжбе о поле или винограднике. В одном из сохранившихся судебных определений участникам процесса как раз и было предложено взять веревку-вервь и перемерить, «где кому несправедливость видится».

Виноградник упомянут потому, что «вервь» была в ходу во многих славянских землях Европы, а не только к востоку от Карпат. В данном примере речь шла о далекой Хорватии, а судебный процесс имел место в XV веке2. Так что веревка была не только средством определения места постройки, родственных связей, но и средством решения судебных споров между родственниками. Слово «вервь» стало обозначать общину. Кстати, подобные общины, как следует из датировки Рашкова, возникают задолго до образования государства, но продолжают существовать и в его системе. Как же были связаны между собой эти общины-верви?

В окрестностях Рашкова известны остатки, по меньшей мере, шести подобных поселков, часть из которых существовала одновременно. Если они принадлежали к разным кланам, то вполне могли объединиться (и наверняка были объединены) в политическую структуру, именуемую племенем. Такому объединению полагается иметь свое укрепление — городище и общее святилище. К сожалению, далеко не всегда археологам удается исследовать всю систему расселения такого племени. Намного чаще раскопки сосредотачиваются на городищах.

Грады славянских земель

Большие и маленькие поселки, как и во времена зарубинецкой культуры, группировались вокруг крепостей-городищ, где можно было найти убежище в случае нападения врага. Только между Саном и Северским Донцом их насчитали в свое время 6703.

Сегодня следы древних укреплений выглядят, как правило, довольно скромно. Оно и не удивительно, ведь с момента их сооружения прошло более тысячи лет, а основными строительными материалами были земля, глина и дерево. На поверхности земли можно увидать оплывшие земляные валы высотой в несколько метров, да расположенные перед ними рвы, которые превратились в неглубокие западины.

Схема укріплень древлянського городища ІХ-Х ст. на р. Свинолужа (за М.П. Кучерою)Крепости строили из подручных материалов — земли и дерева. Укрепления городищ той эпохи в большинстве своем капитально перестроены во времена Руси, но кое-где были заброшены, а потому сохранились. Для крепости выбирали обычно мыс, расположенный повыше над рекой, в крайнем случае — на отдельной возвышенности. Тут выкапывались рвы и насыпались валы, ставились деревянные стены и частоколы. Выдержать длительную осаду или штурм со стороны многочисленной армии такие укрепления не могли, зато во время межплеменных распрей или внезапных набегов кочевников могли выручить.

Порой в окружении частоколов и стен городищ того времени находят жилища ремесленников и знати. А некоторые из таких укрепленных поселков дали начало настоящим городам Руси — административным, военным, ремесленным центрам, будущим «летописным градам» — в их числе Чернигов, Переяслав и многие другие.

В земле полян одним из наиболее исследованных стало городище Монастырек на Днепре, неподалеку от легендарного Трахтемирова4. Отстроенное на вершине почти неприступной горы, оно дало начало древнерусскому городу. Самым известным городом полян является, конечно, Киев, но вот с укреплениями, да и следами города той поры тут не все ясно.

Однако пальму первенства в градостроительстве VIII—IX веков, по данным археологов пока что удерживают древляне — на их территории городищ найдено около двадцати. Древляне не только построили новые, но и приспособили к обороне старые крепости скифского времени. Несколько городищ нашли археологи на территории столицы древлянской земли — Искоростеня (нынешнего Коростеня в Житомирской области).

Три из них располагались в пределах прямой видимости, на высоком правом берегу реки. Городища эти маленькие — все вместе занимали около 2,5 га. Четвертое, площадью в 9 га, на левом берегу оставалось незаселенным, выполняя, вероятно, роль убежища во время военных действий. Реконструкція укріплень городища у с. Грозинці і розріз укріплень за даними розкопок (за Б.О. Тимощуком)

Маленькие городища, расположенные на гранитных в основе останцах, как показали проведенные недавно раскопки, имели мощные укрепления — эскарпы, валы. При сооружении валов использовали не только дерево, но и местный гранит, которым укрепляли насыпи. После раскопок стало понятно, почему даже мудрая княгиня Ольга с сильной варяжской дружиной так и не смогла взять Искоростень ни штурмом, ни осадой, а лишь коварством одолела древлян (древняя крепость была как бы вновь поставлена в строй накануне Второй Мировой войны. В толще скалы, на которой располагалось городище №3, в 30-е годы ХХ века были вырублены штольни под командный пункт Коростеньского укрепрайона).

Самое восточное городище древлян было возведено в устье Тетерева. Построив еще одну крепость в верховьях Ирпеня, они взяли в окружение владения полян со столицей в Киеве.

Интересное наблюдение: полянам пришлось давать дань хазарам, а вот «Деревские» вожди каганату не платили вовсе. Хотя попытки наложить дань вполне могли иметь место, если судить по находкам хазарских вещей на территории городищ того же Искоростеня. Понятно, что политические амбиции древлянской знати, помышлявшей о первенстве в объединении славянских племен и достигшие апогея во времена сватовства князя Мала к вдове князя Игоря, имели вполне реальную основу.

Располагались городища группами, как бы показывая, что у этой территории есть хозяева, способные ее защитить. Ныне известно около 325 городищ VIII—X веков, в том числе на землях Края — 287, остальные — на территориях Белоруссии, Молдовы и Польши.

На первый взгляд много, однако, данные древних описаний славянских земель содержат упоминания о существовании 213 городов — «civitates» у бужан, 318 у «племени» уличей, 143 — тиверцев и 70 — у волынян. Получается на круг 744, и это только на четыре племенных союза из более чем десятка! То есть общее число укрепленных поселений могло достигать полутора—двух тысяч. Правда, если под «civitates» в древности подразумевали поселения вроде Рашкова-І, то ситуация может выглядеть несколько иначе.

Времена малых и больших вождей

Накануне появления Руси на политической карте той части Края, которую населяли славяне, мы видим до десятка объединений, имеющих не только свое собственное имя, но и свои политические центры, властные структуры. Такие объединения современные исследователи называют «вождествами». Возникают вождества в эпоху, когда родовая и племенная знать начинает контролировать производство и концентрирует в своих руках большую часть того, что производится в племени. Подобные политические структуры впервые возникли на землях Края еще во времена трипольской культуры.

Сучасні реконструкції укріплень слов'янських городищ (Моравія)Власть вождей становится не выборной, а наследственной, возникает многоуровневая иерархия «малых» и «больших» вождей. Причем вождем может стать не только представитель родовитого клана, но и военачальник. Ведь власть зиждется на силе воинов, родичей и хорошо вооруженной дружины. Чем больше дружина, тем сильнее и важнее вождь. Под контролем вождеств могут находиться большие территории, причем не обязательно принадлежащие к родственным племенам. Тут тоже действует право сильного, а слабые рады найти защиту и покровительство могущественного вождя. Такая организация общества появилась в Крае еще во времена трипольской культуры, она существовала в VIII—IX веках во многих странах Европы.

Однако, с утратой лидера, подобное объединение, скорее всего, прекратит свое существование. Срок жизни вождеств определялся не только внешними факторами, но и способностью утвердившегося на самом верху рода удержать власть, создать династию. При неизбежности смены поколений система рано или поздно дает трещину, и каждые сто—двести лет мы наблюдаем новые общности-вождества5, формирующиеся в силу сложившихся обстоятельств.

Славяне, как видно из летописей, представляли себе это устройство, как «земли», подвластные князьям — князьям малым и князьям «великим», стоящим на вершине властной пирамиды. Каждая такая «земля», в зависимости от ее потенциала и размеров, насчитывала десяток — два градов, наибольший из которых (или группа сконцентрированных в одном месте градов) становился столицей.

Наибольшее число городищ найдено в землях северян — там их 92, на втором месте — хорваты (57), уличи с 52 на третьем месте. Поляне (около 20 городищ) и древляне (23) замыкают список. Вероятно, на самом деле городищ было больше. Может даже небольшие поселки имели укрепления в виде рвов и палисадов, не оставившие заметных следов на поверхности. Ведь земледельцы начали таким образом укреплять свои поселки еще в неолите, и только раскопки на больших площадях позволили найти эти древнейшие фортификационные сооружения. Возведение градов считалось, повидимому, делом не только необходимым, но и престижным настолько, что местами князьявожди стали обустраивать даже заброшенные городища скифской эпохи.

Каждая такая земля имела шанс превратиться со временем во вполне самостоятельное государство (княжество, королевство). Собственно, такие процессы повсеместно происходили на землях, заселенных славянами в Европе. Наиболее могущественная элита могла претендовать на роль регионального лидера, а то и попробовать возглавить процесс объединения всех славянских земель.Прикраси з ранньослов'янських поховань в експозиції Національного музею історії України

Ближе всего на территории Украины к этой заветной цели подошли, судя по масштабам и силе объединений, северяне и древляне. Но северянам просто не повезло — в середине VIII века они попали под удар хазарского каганата и почти моментально выбыли из борьбы за лидерство в Крае. Древляне вроде бы отсиделись в своих пущах, остановив перед укреплениями городищ хазарское воинство. Отстояв свою независимость, они, пожалуй, уже были вполне готовы к тому, чтобы со временем получить главный приз — звание (и верховную власть) объединителей Края, постепенно выдвигая свои креп ости-городища из житомирских лесов к берегам ДнепраСлавутича. Земля полян в ту пору ни особой многолюдсностью, ни мощью крепостей не выделялась, к тому же они платили хазарам дань.

Однако, у древлян были могущественные конкуренты, интересы которых поначалу ограничивались торговлей, а иногда и грабежом. Далеко на севере славяне новгородские столкнулись со встречным потоком северного люда. Немногочисленные представители его тоже строили поселки на берегах рек в нынешней Новгородской губернии России. Один из этих поселков, построенный 12 веков тому назад на берегу реки Волхов, выросший со временем в город, обосновавшиеся в этом месте пришельцы с севера называли Алдейгьюборг. Славяне же называли это селение Ладога, а его обитателей — варягами. С юга в Алдейгьюборг, а затем дальше на север, в Скандинавию, по торговым путям тек ручеек серебра из полновесных дирхемов. Обитатели Алдейгьюборга и их скандинавские сородичи были совсем не против получать этого серебра как можно больше. Но для этого надо было рискнуть и перебраться поближе к его источникам, на юг, чтобы надежно их контролировать. Около середины IX века обитатели Алдейгьюборга-Ладоги и отправятся на юг, чтобы добыть себе серебро и громкую славу… И вся дальнейшая история сложится таким образом, что не древлянский Искоростень-Коростень, а многоязычная Алдейгьюборг-Ладога будет претендовать на почетное звание «первой столицы Руси». Впрочем, завоюй тогда власть в Крае древлянские вожди, может быть, даже сама эта страна стала бы называться как-то иначе.

1                    Подробности в исследовании: Я. В. Баран. Слов'янська община. — К., 2004, особенно — с. 33—46.

2                    Подробнее: Греков Б. Д. Полица. Опыт изучения общественных отношений в Полице XV—XVII вв. — М., 1951.

3                    Все о славянорусских городищах в книге: М. П. Кучера. Слов'яноруські городища VIII—XIII ст. між Саном і Сіверським Дінцем. — К., 1999.

4                    О Трахтемировском городище подробно рассказано: М. Видейко. От Триполья до Антов. — К., 2008, глава «Страна забытых городов».

5                    Представленные когда одной, когда несколькими археологическими культурами.