Розділ 26. КОЛИ
ІМПЕРІЇ ЗАНЕПАДАЮТЬ.

КОГДА ИМПЕРИИ ПРИХОДЯТ В УПАДОК.

Начальная история почти каждой европейской страны эпохи средневековья окутана легендами, из которых дотошные историки пытаются добыть некие факты, чтобы составить внятную и понятную им версию происходивших в те времена событий. Русь и в этом отношение не является каким-то исключением.

Імперії на межі VIII-IX ст.Ее появление на политической карте Европы около середины или же во второй половине ІХ века приходится на смутное время политической нестабильности, по меньшей мере, четырех империй Старого Света. В Европе — созданной Карлом Великим Священной Римской империи, а также некогда величественной Византии, в Азии, Африке и на окраинах Европы — арабского халифата. Наконец под боком у славян далеко не лучшие времена переживала еще одна империя — Хазарский каганат.

Для многих племен и народов, которые оказались за пределами перечисленных выше империй, настало буквально золотое время. С одной стороны могущественные соседи ослабили свою хватку, их завоевательный пыл почти угас, с другой — далеко не бедные (по сравнению с ближайшими окрестностями) земли и города империй стали доступны для отважных предводителей (князей, конунгов, ярлов, ханов, беков — звание может изменяться в зависимости от страны и эпохи). В то же время огромные прибыли могла дать торговля.

Предводитель, который смог собрать хотя бы несколько сотен, а лучше тысяч воинов, мог теперь попытаться стать главой большого или маленького государства (императором, халифом, каганом, королем, эмиром — титул соответственно местным обычаям). С сотней воинов он мог стать покровителем купцов и разграбить десяток-другой деревушек, а то и небольшой городишко, выгодно наняться на службу владетельному князю или богатому городу. С тысячей — контролировать торговые пути, а то и создать свое небольшое королевство, пойти на службу достаточно богатому королю или императору. Собрав же армию в несколько тысяч воинов кое-где можно было приступать к созданию собственной империи. Во всех случаях был шанс разбогатеть, добыть славу и земли.

Богатство, власть и слава

В то время было две основных возможности собрать отряд воинов. Можно было сплотить вокруг себя родственные кланы и племена, поднять их в поход обещаниями сказочных богатств, тучных пастбищ и земель где-то там, за горизонтом. Если же круг сородичей ограничен и они немногочисленны — нанять отряд или армию за серебро. В те смутные времена было достаточно профессионалов, для которых война стала будничной работой и образом жизни. Во втором случае возникал вопрос: где взять серебро, накопить «первоначальный капитал» когда ты недостаточно окреп для того, чтобы отнять его силой?

Таким вполне легальным способом была торговля. Возникновение на берегах реки Волхов около середины VIII века Алдейгьюборга-Ладоги как раз и связано с торговыми экспедициями варягов в земли чинно-угорских, а затем и славянских племен. Археологические раскопки, которые в последнее десятилетие интенсивно проводят российские археологи, приоткрывают некоторые подробности этого экономического (а затем и политического) «чуда». Отметим, что интерес к этим исследованиям в России был проявлен на самом высшем уровне — Владимир Путин уже несколько раз посетил место работ ладожской экспедиции.

Болотистая земля сохранила остатки построенных из дерева домов. Срезы бревен дают возможность установить с точностью до года время, когда было срублено дерево, использованное при строительстве. Один из найденных стволов дал весьма почтенную и неожиданную для многих исследователей дату — 755 год, на основании чего был даже отпразднован юбилей основания города, с которым наши северные соседи связывают зарождение российской государственности.Шедевр скандинавського кораблебудування - Гокстадська даддя, знайдена у похованні на території Норвегії

Раскопки показали, что застроенный деревянными домами поселок постепенно разрастался. Наличие ремесленников (найдены мастерские) и купцов (находки монет, предметов, которыми могли торговать, в том числе с отдаленных территорий), а также соответствующих укреплений, дает, в об щем-то, полное право называть Алдейгьюборг городом. В окрестностях Старой Ладоги и сегодня высится множество курганов, под которыми покоятся его обитатели. Среди раскопанных погребений есть могилы воинов, ремесленников, а отдельные из них связывают с правителями или военачальниками.

Постепенно город стал многоплеменным. Его обитатели — скандинавы, местные жители и славяне наладили производство товаров, которые хорошо шли на обмен — украшения из стекла, металла, железные инструменты. Торговые маршруты прокладывались по священным путям аборигенов, проложенным чуть ли не в бронзовом веке . Они достигли стран, воистину богатых серебром и даже золотом — Хазарии, Византии.

Торговлю эту контролировали и направляли, судя по всему, представители скандинавских народов. Финны именовали некоторых их них rots, routsi, rotsi (можно произнести, как «русь»), а славяне всех без исключения пришельцев из северных стран именовали «варягами», особо не отличая при этом датчан от шведов или норвежцев. Точно также в Европе выходцев с севера именовали «норманнами» или «викингами». Поскольку слово «варяг» прижилось как в наших краях, так и в России, остановимся немного подробнее на его значении и происхождении, а также на сопутствующем ему в отечественных исторических произведениях слове «викинг».

Викинги и варяги — новые люди меча

Эти два слова — «викинги» и «варяги» (да еще, пожалуй, «норманны») более тысячи двухсот лет тому назад достаточно часто одинаково грозно (и почти одинаково) звучали на многих языках Старого Света, так же грозно, как в былые времена названия «скифы», «германцы», «гунны» или «славяне». При этом все очень даже хорошо различали, о ком (а главное — о чем) идет речь. И что характерно, не путали или же, во всяком случае, старались не перепутать викингов с варягами. Потому что такая ошибка попросту могла стоить жизни или кошелька (а часто — того и другого одновременно).

Озброєння і скарби вікінгів, виставлені у музеях скандинавських країнПо прошествии же десяти—двенадцати веков адекватное толкование первоначального значения терминов «викинг» и «варяг» стало доступно лишь историкам, которые, впрочем, не устают спорить о деталях и сути их происхождения. В обиходе же ныне можно встретить употребление слова викинг, как этнонима по отношению к обитателям скандинавских стран. Отметим, однако, что подобное словоупотребление корректно настолько же, насколько корректно применение ко всем русскоговорящим выходцам из СССР словосочетания «русская мафия». Викингом в те времена мог стать представитель любого племени, главное чтобы получше умел владеть мечом (копьем, топором), а также следовал определенному кодексу поведения.

Происхождение понятия «викинг» считается не вполне ясным. Чаще всего слово это выводят из древнескандинавского слова vRk — залив, устье. Если к этому слову добавить суффикс ing, обозначающий принадлежность, происхождение, то получится слово викинг, обозначающее «человек из залива». Действительно, Скандинавию часто называют «страной фиордов», то есть заливов. Однако этимология слова не проясняет его сущности. Ведь то же слово «вик» употреблялось в оборотах вроде «ходить в (на) вик». При этом речь шла не о лодочной прогулке обывателей по заливу, а о морском походе вооруженных до зубов профессиональных воинов с целью присвоения чужого имущества и захвата рабов.

Для обозначения такого рода занятий в европейских языках более подходит иное слово — «пиратство», то есть звание викинг вполне соответствует званию «пират». Как и последнее, оно не может всерьез рассматриваться в качестве этнонима, поскольку из письменных источников известен состав боевого братства викингов. В их числе, кстати, вполне могли оказаться славяне. Археологами исследовано одно такое поселение на острове у города Волин (в современной Польше), где найдены предметы как скандинавского, так и славянского происхождения. То есть викингом, по-видимому, именовался каждый, кто отправлялся на свой страх и риск в поход добывать славу и богатство. Варязька гвардія візантійських імператорів. Мініатюри з давнього рукопису

В летописях употреблялось и иное слово — варяг. Оно также скандинавского происхождения, vaeringjar — предположительно от vringjar — «люди меча». Иное толкование происходит от слова vaeringi — «верные», «давшие клятву». Из контекста древних хроник, как правило, вытекает употребление этого слова в отношении выходцев из Скандинавии, которые проживают вдали от исторической родины. Начиная с XI века, византийские императоры завели себе элитную гвардию из «варангов», в которую вербовали вначале скандинавов, а затем всех охочих. Кроме мечей, гвардия была вооружена огромными топорами, перед которыми не могли устоять ни щиты, ни кольчуги. Последние варяги-гвардейцы полегли, защищая Константинополь от крестоносцев в 1204 году. Таким образом, слово варяг выглядело куда более прилично в сравнении с понятием «викинг».

В реальной же истории все эти тонкости порой причудливо переплетались, так же, как и судьбы стран и людей. Сегодня ты добропорядочный варяг, купец или наемный воин на службе у короля или князя, а завтра — уже вне закона и живешь по законам вольницы или воинского братства — викинг.

Из хроник и саг известно, к примеру, о легендарных йомсвикингах — элитной дружине профессиональных воинов, создавшей впечатляющий кодекс поведения и вполне легально предлагавшей свои услуги монархам либо претендентам на престол. Проживали они в военном лагерне-крепости, располагавшемся на острове посреди реки, куда не допускались женщины (аналогия с Запорожской Сечью так и напрашивается). Йомсвикинги приносили клятву, которая, кроме прочего обязывала стоять друг за друга до конца. Их охотно нанимали скандинавские монархи, хотя и было это удовольствие не из дешевых. При всем при том викинги частенько стремились к легализации своего статуса и были не прочь занять более высокое положение в обществе.

Что объединяет викингов и варягов — так это их преимущественно скандинавское происхождение. То же можно сказать и о культуре, особенно воинской. Оружию и доспехам воины Севера давали весьма поэтичные названия, зафиксированные в скандинавских сагах, аналоге русских былин. Чего стоят, к примеру, названия мечей — «Пламя Одина», «Боевая Змея», «Змея кольчуги», наконец «Наносящий Ущерб Боевому Полотну». Обоюдоострый, реже однолезвийный меч длиной около 70—80 см был великолепно приспособлен для поражения противника, тело которого был прикрыто этим самым «боевым полотном». Боевым полотном воины с севера именовали доспехи — длинную, до колен рубаху-кольчугу. Набранная из многих тысяч вручную сваренных или же склепанных колец, она именовалась порой также «Серыми одеждами Одина» или «Плащом Королей», но чаще всего — просто «Боевым Полотном».

Боевой щит именовали порой еще более поэтично: «Солнце Битвы», «Крыша Зала Одина», «Колесо Хильды» (Хильда — валькирия, с этими представительницами прекрасного пола каждый настоящий викинг мечтал пировать в палатах Одина, грозного и могучего бога. Разумеется, попасть туда было проще всего, погибнув на поле боя). Даже в мирное время спорные вопросы в те суровые времена скандинавы часто решали не в суде, а на поединке с оружием в руках (правда, поединок назначался по суду). Правила такого единоборства были строго регламентированы. Порой для этого воины уединялись на безлюдных островах, со временем появились даже профессиональные «поединщики», которых можно было нанять за соответствующее вознаграждение. Как бы там ни было, а занятием тысяч людей на много поколений стала война.

Для того чтобы хотя бы приблизительно (зато достаточно наглядно) оценить боевую мощь викингов стоит поприсутствовать хотя бы на одном из реконструкторских фестивалей, которые проводятся ныне в разных городах и местах Украины. Здесь можно не только полюбоваться порой очень хорошими реконструкциями костюмов, оружия той эпохи, но и увидать древние рати в действии.

Как-то весной мне довелось наблюдать подобное на фестивале в Киевской крепости. Это было сражение, в котором с обеих сторон было всего по десятку участников. Конечно, масштабы не те, что при Гастингсе, но некоторое представление о военных столкновениях древности можно составить. Ситуация на сей раз была , отмечу, сугубо неисторичная: воинам в вооружении викингов противостоял отряд в боевом облачении и с оружием европейских рыцарей XIV—XV веков.

Когда клин викингов вошел в соприкосновение с латниками времен Столетней войны, раздался жуткий лязг и грохот. Воины севера прошли сквозь строй своих противников моментально, и бой превратился в свалку, где они, более подвижные, имели определенные преимущества. Лишь с третьего захода рыцари сообразили, что следует предпринять: они расступились, а затем взяли викингов в кольцо и начали добивать алебардами. Наблюдая это зрелище, я подумал: вероятно, точно так же в континентальной Европа, а также Британии тысячу лет тому назад не сразу и не везде поняли, с кем (и с чем) имеют дело, а, главное — что следует в таком случае предпринять.

Великолепно вооруженные, закаленные во множестве больших и малых сражений, норманны, как варяги, так и викинги, каждый на свой лад, в течение более двух веков оставили свой след на землях Европы, Азии и Африки, и даже добрались до Нового Света. Есть их след и на землях и в истории нашего Края той эпохи.

Хакан росов

В те далекие времена, когда древляне и поляне неспешно выясняли, кто же будет главным на днепровском пути и кто, может быть, наконец-то объединит в очередной раз под своим началом славянские княжества-вождества, до Поднепровья около середины IX века уже добрались варяги. Этому предшествовали какие-то события на севере, когда местные славяне и «чудь» (то есть угро-финские племена) то призывали, то изгоняли за море этих самых варягов.

Вікінги під стінами фортеці. Реконструкторський фестиваль на острові ВолінПоследствия таких событий как круги по воде расходились по ближним и дальним европейским (и не только) окрестностям. «Хакан росов», правивший, как считают многие ученые (но не все) на севере, отправил в Константинополь послов, которые прошли туда, возможно, по днепровскому пути. Когда эти послы, возвращавшиеся домой кружным путем, попали в 839 году ко двору франкского короля Людовика Благочестивого, то оказалось, что это старые знакомые, к тому же имевшие у европейцев вполне определенную репутацию пиратов… шведы — suenorum! Разумеется, бдительные придворные тут же заподозрили их в шпионаже в пользу викингов. Однако, поразмыслив, все же отпустили с миром: то ли письмо византийского императора Феофила подействовало, то ли король франков решил не конфликтовать с загадочным «хаканом росов». Как бы там ни было, а русы-шведы отправились дальше, знать бы только, куда — к загадочному «хакану росов» или на родимый север, в Скандинавию.

Европейцев можно попытаться понять: искушенные в политике, этикете и прочих премудростях придворные прекрасно были осведомлены о значении титула «хакан», то есть «каган». Они знали, что его мог носить правитель очередной степной империи. Ведь не так давно франкам довелось вести весьма напряженную войну с аварским каганатом, обосновавшимся в центре Европы. Титул кагана мог соответствовать титулу императора. Он также стойко ассоциировался с конными, сметающими все на своем пути конными ордами, проникавшими далеко на запад. Получается, русы заявили королю франков, что их правитель является императором, которому подвластны не только живущие где-то на востоке русы-шведы, но и другие племена и народы. Амулет воїна, Х ст.

Существует версия, что этот самый хакан росов правил не где-нибудь, а на территории распространения салтовской культуры (то есть в Хазарии), вовсе не в таком уж и диком (по тем временам) месте, как Новгород или Киев. Такому хакану, пожалуй, и самим русам не было бы зазорно наниматься на службу, а тем более представлять его интересы в Европе, почему бы и нет? Как бы там ни было, а вероятность сочетания в воинском контингенте вероятного противника — свирепых пехотинцев-викингов и орд конных кочевников, идущих в бой почитай что в полном рыцарском вооружении — могла, пожалуй, поразить воображение и произвести должное впечатление на любого европейского политика той эпохи. Однако обосновавшиеся на северо-востоке варяги имели совсем другие планы.

Странное совпадение, но спустя всего три года после упомянутого выше посольства от хакана росов, около 842 г. есть сведения о нападениях «народа русов» на побережье Черного моря. Воинство, обявившееся в 860 г. у стен Константинополяпатриарх Фотий именовал «русами из северной страны». Впрочем, если смотреть из Константинополя, то даже Киев — это самый что ни на есть север. Кто же они, россы-русы древних летописей и хроник? Славяне, скандинавы или же какой-либо иной народ?